повернутися до розділу ФЕСТИВАЛІ


   Андрей БОНДАР
Обло, озорно, огромно и лаяй
"Два дня и две ночи" новой музыки в Одессе
   Беспрецедентный по своему значению и звучанию VI Международный фестиваль новой музыки "Два дня и две ночи" еще долго будет оставаться в Одессе притчей во языцех. Причем как на устах продвинутого музыкального народа, так и многочисленных тинэйджеров, у которых на две ночи отобрали модную дискотеку. Ведущую, впрочем, и дневную жизнь в роли местного украинского культурного центра, пребывающего, правда, в "столице юмора с культом Пушкина" в роли бедного родственника. И тут уж не до юмора. Хотя назвать адептов новой музыки бедными родственниками в Одессе просто язык не поворачивается. Как раз напротив, поскольку и композитор Кармелла Цепколенко - заслуженный лидер музыкального авангарда, и ее детище - Ассоциация "Новая музыка" прочно слились с местным культурным ландшафтом, к тому же инфицировав когорту выпускников и студентов Одесской консерватории вирусом самого что ни на есть крутого музыкального авангарда до такой степени, что южную столицу впору бы окрестить столицей радикальной украинской музыки. Отрадно осознавать, что помимо юмористических и криминальных авторитетов Одесса богата и авторитетами музыкальными.
   Без пауз и остановок (двенадцать часов кряду - аж до третьих петухов) фестиваль просвещал голландским перформансом и изводил французским камерным пением, стращал экспериментальным шведским джазом и бомбил эскимосскими перкуссионистами, ломал смычки британским скрипачам и допекал румынской психоделией. И никаких наркотиков и алкоголя. Music only! И так на протяжении двух суток.
   Ломать обывательские стереотипы в музыке путем радикального эксперимента - дело нелегкое. Дисгармония, какофония, музыкальный перформанс и инсталляция, ритуальное действо то и дело выливались на головы и уши неподготовленной публики, пришедшей "послушать классику". После нескольких номеров, нервически подергиваясь и недоуменно пожимая плечами, выходили из зала пожилые любители музыки, которые дальше Прокофьева и Шостаковича ходить не привыкли. Молодые рокеры и хип-хопперы сначала пытались "чисто по-взрослому отдуплить базар", но быстро "обломались", при этом долго не решаясь покинуть зал, а иногда и стоически просиживая несколько часов кряду. Оживленная жестикуляция, брезгливая мимика и унылое бормотание из серии "я и сам так могу сыграть" часто сменялись зачарованным молчанием. Порой им казалось, что взрослые совершенно сошли с ума, а молодежная музыкальная альтернатива выглядела в их разочарованных глазах попросту детскими шалостями, в сравнение с настоящим музыкальным сумасшествием больших дядь и теть.
   Расшатыванию привычного представления о музыке способствовали более чем демократическая обстановка дискотеки с расписанными мрачными граффити стенами и кафешными столиками и сцена, огороженная пятиугольной конструкцией из металлических строительных лесов. Кое-кто не выдерживал откровенного музыкального поведения, сопровождаемого дикими завываниями, царапаньем скрипичных струн, истязанием аккордеона и лазанием по лесам в полчетвертого утра с птичьей маской и идиотическими воплями, и начинал также по-идиотски истерически аплодировать и кричать "браво".
   Как видим, провокация удается уже в шестой раз. Говорят, привычка - вторая натура. К музыкальной же феерии фестиваля нельзя привыкнуть, с ней невозможно свыкнуться и тем более с ней нельзя быть на "вы", как на концерте классической музыки. Новая музыка - это когда и у исполнителя, и у тебя - слушателя - от напряжения глаза навыкате. Ее нельзя приручить причесать. Иными словами, ее нельзя употребить, как обыватель употребляет пачку чипсов или баночку кока-колы. В ней нужно жить. Иногда кажется, что пишется она для исполнителя, а не для слушателя, что истинное удовольствие приносит только творческое "соитие композитора и музыканта. А слушатель при нем словно растерянный вуайер...
   Каждый год, готовя фестиваль организаторы сомневаются, а вдруг денег не достанут, гости не приедут или в помещении откажут. Но уже шестой год удается и маститых звезд принять, и новичков открыть, и неофитов-поклонников приобрести: все это держится на авторитете одной хрупкой женщины. Какая-то сила держит Кармеллу Цепколенко в Одессе, и это при том, что она уже сто раз могла перебраться в края, где она - признанная и уважаемая метресса композиторского цеха, где сытнее, надежнее и спокойнее. Но пока есть фестиваль, есть единомышленники и друзья, остается надежда на будущее. Так что берегите свои консервативные уши, музыкальные обыватели: "Два дня и две ночи" еще не раз вас потревожат.

top of document