повернутися до розділу ПОРТРЕТИ...


   Александр Бугаевский
В КЛАССЕ ТАТЬЯНЫ ПЕТРОВНЫ КРАВЧЕНКО
   Народная артистка России, профессор Т.П. Кравченко по праву принадлежит к числу наиболее видных представителей русской и украинской пианистических школ. Работая в Ленинградской (ныне Санкт-Петербургской), Киевской консерваториях, в Китае, она воспитала целую плеяду превосходных пианистов, педагогов, многие из которых снискали широкую известность. Практически все, кто занимался в ее классе, стали, прежде всего, профессионалами высокого класса, независимо от того, как впоследствии распорядилась дарованиями судьба, как сложился их жизненный путь.
   Лауреатами (а их более 40) престижных международных конкурсов стали ее ученики -Ченцзун, Н. Трулль, В. Мищук (2-е премии на конкурсах им. П.Чайковского), Гу Шуань (4-я премия на конкурсе им. Шопена), Ли Минтян (победа на конкурсе им. Энеску), Урьяш, Е.Марголина, П.Зарукин. На конкурсах им. Б.Сметаны побеждали киевские пианисты В.Быстряков, В.Муравский, В.Денисенко, Л.Донец. На всесоюзных, республиканских конкурсах успеха добивались В.Глущенко, В.Шамо, В.Черноруцкий, В.Козлов, Байков, Е.Ковалева-Тимошкина, А.Бугаевский.
   Превосходными пианистами, педагогами зарекомендовали себя такие выпускники, как Макаров, И.Павлова, Г.Курков, Ю.Дикий, С.Кривопос, Л.Набедрик и многие другие.
   Т.П. Кравченко создала собственную педагогическую школу, имеющую свое исключительное своеобразие, а потому представляющую большую ценность для музыкантов-педагогов. Это целая система подготовки ученика к концертному выступлению, включаючая отнюдь не только работу над деталями разучиваемых произведений, а целый комплекс мер по воспитанию высокопрофессионального музыканта (прежде всего). Каждый сегмент этой системы - будь-то классная работа, подготовка к концерту, работа над проведением - имеет свои отличительные особенности.
   Автор этой статьи приносит свою благодарность ученикам Т.П. Кравченко - В.Козлову, В.Байкозу, Л.Набедрик - за предоставленную важную информацию о нашем Учителе.
   Вехи творческого пути
   Очень своеобразно сложилась творческая судьба Т.П. Кравченко. Она родилась в 1916 в Астрахани, а в 1920 г. вместе с матерью переехала в Москву. Там она поступила в 1930 в музыкальное Октябрьское училище по классу скрипки. На этом настояла ее мать, считавшая, что неизвестно, выйдет ли из девочки хорошая пианистка или нет, а надежнее стать скрипачом и в дальнейшем иметь работу в каком-либо оркестре. Однако все четыре года обучения в училище девочку более всего привлекала фортепианная игра, знакомство с фортепианной литературой, чему в немалой степени содействовал ее тогдашний учитель по фортепиано В.Руббах - известный музыкальный редактор.
   По окончании музыкального училища в 1934 г. она поступила в Московскую консерваторию в класс знаменитого пианиста и в то же время начинающего педагога Льва Оборина (ученика корифея русской пианистической школы К.Н.Игумнова). Интересно, как вспоминает Татьяна Петровна, что к тому времени она не была знакома ни с одним этюдом Черни, Мошковского, Клементи; во вступительной программе ее были этюд Ф. Листа ре бемоль мажор (Концертный), концерт Э.Грига, пьесы Ф.Шопена. В начале занятий у Л.Оборина его класс был немногочисленным, а спустя небольшое время почти все студенты ушли из его класса, не воспринимая манеру работы начинающего педагога. Осталась лишь Татьяна Кравченко, полностью доверявшая могучему дарованию Оборина.
   Татьяна Петровна закончила Московскую консерваторию в 1939 году, освоив огромный, сложнейший репертуар (в частности, Испанскую рапсодию Ф.Листа), а затем занималась у Л.Оборина в аспирантуре, часто заменяя его во время концертных гастролей, занималась с его учениками.
   С 1945 г. по 1950 г. Татьяна Петровна - солистка Московской консерватории. Ее концертные поездки не ограничивались только рамками России, союзных республик. Она в 1945 г. была членом первой советской делегации в Берлине, где участвовала в концертах для Главного командования, а также в составе первых делегаций, посетивших Китай и Корею в 1949 году.
   Татьяну Петровну очень влекла педагогическая работа, и в 1950 году она с удовольствием откликнулась на предложение работать на кафедре в Ленинградской консерватории. В 1954 г. ею была написана кандидатская диссертация "О редакциях фортепианных концертов П.Чайковского"; в этой работе, в частности, доказано, что редактирование Александром Зилоти 2-го концерта Чайковского было сделано по заметкам самого автора.
   Около трех лет - с 1957 по 1960 гг. - Татьяна Петровна работала по приглашению в Китае, в Пекинской Центральной консерватории. Там она добилась больших педагогических успехов, заложив крепкий фундамент для творческого взлета таких пианистов, как Ин Ченцзун, Лю Шикунь. Ли Минтян и др. До сих пор в Китае вспоминают с огромной благодарностью и теплом самоотверженный труд Татьяны Петровны.
   В 1967 г. Т.Кравченко пригласили работать на должность заведующей кафедрой специального фортепиано Киевской государственной консерватории, где она проработала до 1979 г. Двенадцать лет работы в Киеве - это огромный вклад в развитие украинской фортепианной школы, которая стала, во многом благодаря ей, конкурентоспособной на международной конкурсной "арене".
   С 1979 года и по сегодняшний день Татьяна Петровна работает в Ленинградской (Санкт-Петербургской) консерватории, добиваясь отличных педагогических результатов.
   Т. П. Кравченко - пианистка
   Педагогические постулаты Татьяны Петровны неотделимы от ее практической пианистической деятельности.
   Она гастролировала во многих городах Советского Союза, за рубежом. Ее игра привлекала слушателей благородством звучания, многокрасочностью, тонким интонированием, чувством целого, формы, превосходным пианизмом. Особенно ей удаются произведения романтиков - Шопена, Шумана, Шуберта, Рахманинова. В ее репертуаре такие сложнейшие произведения, как соната Шопена си минор, соната Шуберта си бемоль мажор, "Карнавал" и "Танцы Давидсбюндлеров" Шумана. Она много играет с симфоническими оркестрами, исполняя 2-й концерт Чайковского, 2-й концерт Шопена, 2-й концерт Рахманинова и другие. Неизгладимое впечатление оставило на автора этих строк исполнение Татьяной Петровной 2-го концерта Шопена в Киевской филармонии в 1972 году. Это была поэтическая исповедь пианистки, подкрепленная удивительным благородством манеры звукового высказывания, прихотливостью смен настроений. Но особое впечатление оставило исполнение 2-й части концерта - создание удивительного по чистоте, первозданности лирического образа, особой ауры элегичности.
   С удовольствием играет Татьяна Петровна и произведения импрессионистов. Запомнилась ее интерпретация "Лунного света" и "Острова радости" К.Дебюсси. В обоих произведениях поражает владение тончайшими звукокрасочными, педальными средствами; в "Острове радости" - четко выраженная концепция замысла.
   Большую роль в своем концертном репертуаре Татьяна Петровна уделяла произведениям русских композиторов С.Рахманинова (Соната № 2, Прелюдии), П.Чайковского ("Времена года", Большая соната), А.Скрябина (Прелюдии, Соната-фантазия), особо подчеркивая в интерпретации этих произведений такие черты русской музыки, как напевность, элегичность, поэтичность, лиризм.
   Много и охотно исполняла Татьяна Петровна и ансамблевую музыку, играя совместно с такими музыкантами, как О.Пархоменко, А.Горохов (скрипка), Б.Червов (виолончель). В одном из концертных сезонов в Киевской филармонии были исполнены с ее участием все скрипичные сонаты Л.Бетховена.
   Педагогические принципы. Класс - как семья
   Очень сложно писать о педагогических методах Татьяны Петровны отдельно о каждом - ведь все в ее педагогической работе неразрывно взаимосвязано.
   В классе Татьяны Петровны всегда была удивительно теплая, дружеская атмосфера; это была словно единая семья. Запомнилось поистине материнское отношение ее к каждому ученику, особенно к приезжим; а некоторые из них временно жили у нее на квартире, не имея возможности устроиться в общежитии. Как говорила сама Татьяна Петровна, "я беру не в ученики - в дети" [5, с.249].
   Ученики Татьяны Петровны часто собирались на ее квартире, где в дружеской, непринужденной обстановке вместе со своим "мэтром" обменивались впечатлениями о музыкальных событиях, прослушивали записи выдающихся пианистов, обсуждали свои бытовые проблемы, играли в различные игры.
   Нас, учеников Татьяны Петровны, всегда поражало ее отношение к своей работе - она часто работала до позднего вечера, а порой и приходила на ночные репетиции, не страшась прогулок по ночному городу. Она была во время занятий невероятно работоспособной и требовала такой же отдачи от учеников. Однажды, на третьем часе урока у Татьяны Петровны, автор этих строк, устав, взмолился: просил об окончании занятий. Однако педагог был неумолим и урок продолжался. Татьяне Петровне был свойственен властный и твердый характер, она любила дисциплину в классе - ведь все ученики были разные, их надо было сплотить. Она даже один раз спросила автора этих строк:
   "Саша, вы меня немного побаиваетесь?" - и, когда получила утвердительный ответ, была довольна. В то же время у Татьяны Петровны всегда находились теплые слова благодарности ученику за проделанную работу (даже в случае неожиданной неудачи в концерте или конкурсе).
   Незадолго до концертных выступлений организовывались классные прослушивания. Каждый имел возможность оценить игру своего соученика. Всем предоставлялось слово; таким образом и "малыши" и "старики" учились слушать и говорить. Критика была нелицеприятной, но дружеской. Татьяна Петровна сама просила всех не бояться высказываться по существу, но доброжелательно. Подобные прослушивания были полезны не только для исполнителей, но и для остальных, развивая их профессионализм. Заключительное слово всегда брала Татьяна Петровна. Она подытоживала сказанное другими и давала собственные рекомендации.
   Вспоминает Лариса Набедрик-Дышниева (заведующая фортепианным отделом Житомирского музыкального училища): "Не помню классных случайных "сборных" программ. Готовили не только тематические классные концерты, но и тематические академические концерты". Например, на одном из академконцертов учениками Татьяны Петровны были сыграны 4 сонаты Бетховена, а в другом - 2 концерта Шопена и Листа.
   Вот некоторые программы классных концертов:
   Французская музыка (2 вечера) - 24 прелюдии Дебюсси, его Эстампы, Образы; произведения Равеля "Ночной Гаспар", "Гробница Купереня", "Печальные птицы", "Альборада". Завершали концерты 2 рояльные пьесы - "Вальс" Дебюсси и "Скарамуш" Мийо.
   Бетховен - все фортепианные концерты.
   Рахманинов - все концерты.
   Прокофьев - 9 сонат.
   И многие сольные концерты учеников были также выстроены по стилю. Вот, например, программы сольных концертов Л.Набедрик-Дышниевой:
   1. Шопен. 4 баллады и 4 скерцо.
   2. Сонатный вечер: 6 сонат Скарлатти, сонаты Моцарта - соль мажор, Шуберта - си мажор. Брамса - фа минор.
   3. Чайковский. "Времена года". Мусоргский. "Картинки с выставки".
   Татьяна Петровна всячески развивала и поощряла стремление студентов выступать в различных концертах.
   Очень многие ученики хотели учиться у Татьяны Петровны, порой переходили к ней от других педагогов. Интересен подход Татьяны Петровны к этой щекотливой в этическом отношении проблеме: "Пускай ваш педагог сам меня об этом попросит"; - говорила она. И, как правило, обид в этом случае было меньше. Работа над новым репертуаром
   Большое значение придавала Татьяна Петровна первому уроку с учеником, где происходила работа над новым репертуаром. Но этому уроку (особенно, если он должен состояться в начале учебного года) предшествовало составление расписания. На свой первый урок ученик должен прийти только тогда, когда выучит новый репертуар наизусть вне зависимости от его объема. Уже здесь закладываются основы развития самостоятельности учеников. Татьяна Петровна говорила: "Принесите не просто "белый лист бумаги", а чтобы был на нем определенный рисунок, желательно и в краске; ну, кто как сможет, но главное - со своим отношением к исполняемому". Пускай на первом уроке ученик будет играть не всегда правильно (аппликатура, темпы, трактовка) - все равно это плоды его настоятельной работы, а педагог затем должен корректировать ошибки ученика. Педагог должен терпеливо выслушать новый материал от начала и до конца, даже если это порой бывает сделать невмоготу , - таким образом проявляется уважение к труду ученика. Татьяна Петровна обычно начинала свое обсуждение игры ученика одобряющими реплики и только после этого начиналась "разборка".
   На первый урок ученик обязан был принести произведение полностью - даже если это было крупное циклическое сочинение. Сергей Кривонос рассказывал о своем невероятном изумлении, которое он испытал после того, как принес Татьяне Петровне на первый урок выученные наизусть 12 прелюдий Шопена. "А где же еще остальные двенадцать?" -последовал тут же вопрос мэтра.
   Татьяна Петровна предпочитала заниматься со студентами один раз в неделю два часа, резонно обосновывая это тем что, как правило, произведения фортепианной литературы очень большие по масштабу и только прослушивание их занимает иногда 20-30 минут; а чтобы поработать над ними на уроке необходимо в 4-5 раз больше времени. Для приготовления же домашнего задания взрослому человеку - пианисту нужно не менее 7 дней.
   Индивидуальный подход к студентам, нахождение творческих контактов
   Татьяна Петровна не "ломала" индивидуальность ученика, особенно яркого и талантливого, старалась сохранить своеобразие его музыкального мышления, манеры исполнения и в тоже время неуклонно, без нажима знакомила с возможными трактовками, обращала внимание на характерные особенности текста и т.д. Многие музыканты часто говорили, что все ученики Татьяны Петровны по-разному касаются клавиатуры, сидят за роялем (в отличие от учеников некоторых других педагогов, слепо копирующих исполнитель-то манеру своего учителя, а потому похожих друг на друга).
   Правда, процесс притирки, нахождения творческого взаимопонимания не всегда проходил гладко, особенно с новичками в классе. Можно вспомнить, как боролась Татьяна Петровна на первых уроках с интонационно-звуковыми вольностями "свободного художника" - автора этих строк (особенно в сонате Шуберта ре мажор). В конце концов, творческий контакт был найден, хотя спустя много лет Татьяна Петровна, вспоминая этот период, говорила: "В какой-то момент мне казалось, что ничего у нас не получится".
   На уроках бывало порой и так. Ученик исполнял произведение, а Татьяна Петровна, заслушав, говорила: "Я бы сыграла по-другому, но у вас звучит вполне убедительно".
   В выборе нового репертуара Татьяна Петровна всегда прислушивалась к пожеланиям учеников и недоумевала, когда таковых не было. Неужели ученику безразлично, что бы он хотел играть? Ведь те произведения, которые ему нравятся, он и быстрее выучит и лучше сыграет. Если же пожелания превышали возможности ученика, Татьяна Петровна заменяла произведения менее сложными, но похожими по образному строю, содержанию.
   К сожалению, иногда бывает и так: педагог предлагает ученику высказать свои репертуарные пожелания, а в ответ видит в глазах некоторых горе-учеников глубокое недоумение. Они даже не могут понять того, что педагог дает им такую возможность!
   Работа над произведением. Режиссура. Показ и слово. Воспитание вкуса
   Татьяна Петровна - замечательный музыкальный режиссер, удивительный "строитель" музыкальной формы произведения. Это она интуитивно ощущала, умея вылепить ярчайший исполнительский план произведения. В ходе работы использовала ассоциативные ряды ярких характерных образов и отличный показ на инструменте. Татьяна Петровна всегда была в превосходной пианистической форме, твердо придерживаясь убеждения, что педагог должен сам показать ученику, как нужно играть тот или иной эпизод в сочинении. Известный пианист-педагог П.Серебряков часто говорил: "Если я каждый день вынужден буду играть менее трех часов, то не смогу чувствовать себя полноценным педагогом". Обычный трудовой день Татьяны Петровны выглядел так: с утра до трех часов дня она занималась сама, а с четырех и до позднего вечера - с учениками (включая и воскресенье).
   В педагогике Татьяны Петровны гармонично сочетались показ и слово. Запомнился ее открытый урок в Харьковском институте искусств в 1975 году. Она проходила "Остров радости" Дебюсси. Каждый анализируемый эпизод был пронизан конкретикой образного замысла, продуманностью интерпретации. Вот лишь краткие выдержки из урока.
   Начало произведения, трели - словно рассвет, первые блики солнца, слышны гудки отплывающего судна. Главная тема - элементы французской песенности на фоне изящного танца воды. Сюжет - веселые, нарядные молодые люди отплывают на манящий остров (по картине Ватто "Отплытие на остров Цитеру"). Средний эпизод - тема любви, которая в финале приобретает доминирующую роль. После среднего эпизода - словно приближение влекущего к себе острова, слышны фанфары встречающих.
   Завершился урок блестящим показом Татьяной Петровной всей пьесы. Хотелось бы также отметить тактичность, корректность замечаний, сделанных Татьяной Петровной в ходе открытого урока, не унижающих достоинство студента и его педагога.
   Подобные "ассоциативные образные ряды", продемонстрированные Татьяной Петровной во время работы над "Островом радости", были характерны и для других произведений. Причем они касались не только образных представлений, но и осмысления содержательных функций гармонической основы. Например, в начале Второй баллады Шопена первые 7 повторяющихся нот "до" (по словам Татьяны Петровны) таили в себе непредсказуемость дальнейшего вхождения в тональность фа мажор. Очень важно было исполнителю слегка притормозить перед фа мажорным аккордом, чтобы показать всю красоту этой гармонии. Ведь 7 начальных "до" могли привести и к до мажору, и к ля бемоль мажору, и к ля минору, и именно возникновение фа мажора таит в себе особую красоту и первозданную свежесть.
   На одном из уроков с Татьяной Петровной автору этих строк никак не удавалось исполнить в нужном характере Этюд Скрябина соч.42 № I. Тогда Татьяна Петровна трижды подряд прекрасно сыграла этюд, и лишь после этого удалось в какой-то мере уловить удивительную трепетность, полетность этой музыки, передать полифонические тонкости и красочность звуковой палитры, прихотливую смену настроений.
   Во время работы над произведением одним из главных требований Татьяны Петровны было строгое следование авторским указаниям, точное ощущение исполнителем стилевых, жанровых особенностей исполняемого. Хороший вкус был мерилом, критерием ее искательной творческой натуры. Так, на одной из репетиций в Ленинградской консерватории, перед ее юбилеем в 1986 году, Татьяна Петровна, прослушав Сонату-воспоминание Н.Метнера, сказала очень кратко: "Саша, вы хорошо играете, мне все нравится, но только почему вы вместо авторского крещендо играете диминуэндо в последнем такте перед репризой?" Возразить было нечего, ибо ответ - "Мне так нравится" - выглядел бы просто дилетантским.
   Предконцертный период
   В системе подготовки к концертному выступлению Татьяна Петровна особое внимание уделяла репетиции. В ходе работы над произведением (а студенты ее класса проходили обычно намного больше произведений, чем предусмотрено требованиями) Татьяна Петровна не всегда занималась мельчайшими деталями, особенно ремесленными. Исключение - подготовка к конкурсу, когда ученик попадал под почти ежедневный "прессинг" педагога. А вот в период подготовки к обычным концертным выступлениям, на репетициях в зале делались многочисленные указания, касающиеся деталей исполнения; ноты испещрялись карандашными отметками.
   Сама Татьяна Петровна объясняла это тем, что она ждет максимальной самоотдачи в де освоения произведения от самого ученика, а репетиция дает следующие возможности:
   - учитывать гораздо более обостренное исполнительское внимание плюс учет особенностей акустики зала;
   - ввиду обилия новых детальных педагогических указаний и обязательности их исполнения - отвлечь студентов от обычного сценического волнения-паники. Тут уж некогда волноваться, надо все выполнить. Работа над звуком, темпом, аппликатурой, артикуляцией, техническими проблемами
   Как представительница русской пианистической школы, продолжающая традиции Оборина и его учителя К.Игумнова, Татьяна Петровна первостепенное внимание в своей работе уделяла проблеме звукоизвлечения, кантилене, певучести, красочности звука. Сама обладая превосходным "туше", Татьяна Петровна неуклонно добивалась от своих учеников благородства прикосновения к клавиатуре. В.Козлов, заслуженный артист Украины, профессор Киевской национальной музыкальной академии, так описывает принцип кантиленного звукоизвлечения своего педагога: "Рука должна быть тяжелой и мягкой, звук берется не просто пальцем, а весом всей руки, клавиша словно продавливается, звук вытягивается" [2,с.41].
   Как-то Татьяна Петровна рассказывала о том, что она более получаса пыталась найти верное звучание первой мелодической ноты "ми" в Ноктюрне до-диез минор Шопена соч. 27.
   Татьяна Петровна не любила чрезмерных увлечений быстрыми темпами. Она писала:
   "Задание педагога - убедить студента в том, что быстрая игра и хорошая игра - совсем не синонимы" [3, с.8]. Татьяна Петровна более тяготела к сдержанным темпам, к широкому дыханию (что также отражало особенности русской фортепианной школы). Сдержанными были темпы вступления в Концерте Чайковского № 1, в главной партии Концерта Рахманинова № 2, в других произведениях.
   Она часто опиралась на советы Оборина или Игумнова. Например, Форлану из "Гробницы Куперена" Равеля по рекомендации Игумнова Татьяна Петровна требовала трактовать как сдержанный, церемониальный, а не быстрый танец. Она добивалась очень точного исполнения характерного ритмического рисунка в танцевальных жанрах, марше. Так, в Похоронном марше из Сонаты си-бемоль минор Шопена она требовала для большей точности ритма просчитывать четыре шестнадцатые в каждой четверти.
   Артикуляция. Татьяна Петровна призывала своих учеников очень уважительно относиться к мелким, коротким лигам в классической музыке, особенно у Моцарта, Бетховена, и точно их выполнять. "Штрихи - один из важнейших способов передачи содержания произведения", - неоднократно убеждала она учеников. Например, говоря о разновидностях стаккато, Татьяна Петровна неразрывно связывала их с музыкальным образом. Стаккато может быть легким и мощным, танцевальным и напевным. Так, например, авторское стаккато в главной теме 2-й части Сонаты Шуберта ре мажор должно быть вязким, переходящим в портаменто, подчеркивая кантиленность мелодики; этому также должно помочь обильное применение педали.
   Что касается аппликатурных принципов, то здесь, по словам Татьяны Петровны, авторская аппликатура всегда должна быть законом для студентов (прежде всего аппликатура Шопена, Листа, Рахманинова, Прокофьева). Однако и редакторская аппликатура, проставленная известными пианистами, также должна быть, если не обязательной, то желательной, хорошо изученной (особенно аппликатура Шнабеля в сонатах Бетховена).
   Возможно, в меньшей степени в классе Татьяны Петровны уделялось внимание техническим проблемам; но это, в первую очередь, следует связывать с тем, что у нее занимались технически очень подвинутые ученики. Она прививала пластику пальцевых, кистевых движений, снимала элементы закрепощенности, скованности, умело "освобождая" руки. Иногда на помощь приходили и психологические приемы. Так, автор этих строк очень боялся первых терций в начале 3-й сонаты Бетховена, они поначалу выходили "со скрипом". Ожидалось, что педагог начнет грозную критику. Однако Татьяна Петровна словно бы не замечала этой боязни, ни на одном уроке не проронила по этому поводу ни слова, и постепенно все страхи исчезли, появилась уверенность и терции "пошли".
   Заключение
   Педагогические принципы, творческие воззрения Т.П.Кравченко требуют глубокого и детального изучения. В этой статье собраны лишь малые крупицы наблюдений над ее творческой лабораторией. Лишь совместный труд многих учеников ее класса помог бы лучше понять и оценить значимость педагогического искусства Татьяны Петровны. Можно принимать или не принимать установки Татьяны Петровны, соглашаться или нет с ее творческими взглядами, но можно с полной уверенностью утверждать, что она создала свое направление в педагогической работе, законченную систему подготовки молодых кадров, принесшую и ей, и многим ее ученикам мировую известность.
   Не только первый, но и последней урок имел для Татьяны Петровны важнейшее, а не символическое, значение. На нем она ставит перед молодым исполнителем-музыкантом задачи дальнейшего совершенствования профессионализма. В них входят - активная концертная деятельность (с оркестром, сольная, ансамблевая), умение найти творческие контакты со своими коллегами по работе, этика взаимоотношений с ними, обязательное активное участие в общественной жизни вуза и, конечно же, главное - самоотверженная работа в классе с учениками, овладение новыми методическими знаниями. И, наконец, просто жизненные, житейские напутствия - поскольку для всех нас, ее учеников, Татьяна Петровна была не просто педагогом - она была и есть близким, родным человеком.

top of document