повернутися до розділу СВІТОВА МУЗИКА...


   Александра Москетти-Соколова
Историко-культурные связи казаков-некрасовцев и липован
   В области изучения межнациональных связей музыкальная фольклористика уже накопила определенный опыт. Однако попытка выявления результатов взаимодействия культур двух близкородственных этнических групп, относящихся к одному этносу (в частности, такие группы представляют липоване и некрасовцы) 1, насколько нам известно, предпринимается впервые. Это обуславливает необходимость осветить наиболее существенные принципы методики такого рода исследования.
   Первым и обязательным его этапом должно стать размежевание изучаемых культурных традиций. Для этого целесообразным представляется анализ исторических и этнографических сведений, направленный на выявление такой их совокупности, которая типична для одной группы населенных пунктов и не типична для другой. Вторым этапом исследования является сравнительный анализ традиций с целью определения фактов, свидетельствующих об их взаимодействии. Поскольку изучение этнокультурных связей, а также культурного взаимодействия этнических групп внутри одного этноса, выходит за пределы проблематики собственно музыкальной фольклористики (этническая специфика является предметом этнографии), мы применяем комплексный анализ, при котором особое внимание уделяется культурным реалиям, выполняющим этнодифференцирующую функцию. К таковым относятся: музыкально-песенный фольклор, и в первую очередь обрядовые жанры (поскольку они представляют собой один из наиболее консервативных элементов традиционной культуры и в наибольшей степени сохраняют локальные этнические признаки традиции), содержание и структура обрядов, язык (его диалект и лексика), костюм.
   История, культура и, в частности, музыкальный фольклор некрасовцев и липован в равной степени изучены мало, хотя некрасовцы после возвращения из Турции на родину оказались на некоторое время в центре внимания этнографов и фольклористов2, опубликованный материал характеризует их традицию недостаточно. Так, отсутствуют сведения о свадебном обряде, всего лишь 60-ю образцами ограничивается количество музыкальных записей3, причем обрядовые жанры, в наибольшей степени характеризующие специфику той или иной локальной традиции, представлены очень скупо. Культура липован - русских переселенцев, проживающих компактными группами на территории юго-западной Украины, Молдавии, Румынии и Болгарии - не менее интересна, однако предметом специального изучения стала не так давно4. Исследование их музыкальной традиции впервые было предпринято автором5.
   Изучая музыкальный фольклор липован Подунавья, мы обратили внимание, что в исторической и фольклористической литературе липован и некрасовцев часто смешивают. Дунайских липован называют некрасовцами дунайской ветви6, встречается также двойное название - "липоване-некрасовцы"7. Это, в частности, и побудило нас поставить вопрос о различительных чертах культурных традиций липован и некрасовцев и об их взаимосвязи.
   Заключения советских исследователей о том, что дунайские липоване являются некрасовцами дунайской ветви, в основном опираются на дореволюционную историческую литературу, которая подчас не лишена некоторых противоречий8. Однако эти противоречия, так же как и утверждения Ф.Тумилевича и А.Д.Бачинского о том, что в Подунавье живут некрасовцы (а не липоване), имеют объективные основания, обусловленные историей обеих переселенческих групп. Для того чтобы выяснить причины указанных противоречивых утверждений и приблизиться к ответу на вопрос, являются ли дунайские липоване некрасовцами, прежде всего, необходимо обратиться к анализу исторических фактов.


   Липоване мигрировали из России (место их первоначального жительства, а также маршрут переселения в Подунавье точно не известны) в связи с Никоновской церковной реформой в конце XVIII века. Некрасовцы ушли с Дона после поражения Булавинского восстания в начале XVIII века. К середине XVIII века пути миграции липован и некрасовцев сошлись в районе Нижнего Дуная. С этого времени история этих групп оказывается связанной на протяжении более чем двух веков. Сближению некрасовцев и липован несомненно способствовала их принадлежность к одному и тому же ответвлению старообрядчества - поповщине. Известно, что некрасовцы, живя на Кубани, имели контакты с липованами, обосновавшимися в низовьях Дуная9. Первое переселение некрасовцев с Кубани на Дунай произошло в 1740 году, а второе, массовое, в конце 70-х - начале 80-х годов XVIII века10. Установление русско-турецкой границы по Дунаю в результате победы русских в войне 1768-1774 годов стало причиной передвижения некрасовцев с Левобережья Дуная, отошедшего к России, на Правобережье Дуная (Добруджа), оставшееся турецкой территорией. Именно в конце XVIII - начале XIX века район Добруджи заселяется особенно интенсивно (как некрасовцами, так и липованами), пополняется население Сарикёй, возникают новые населенные пункты - Журиловка, Слава, Татарина, Камень. Имеющиеся сведения позволяют говорить о том, что некрасовцы селились рядом с липованами11. Причиной ухода большей части некрасовцев из Добруджи в азиатскую Турцию (на берега Эгейского и Мраморного морей, в устье р. Энос и на о. Майнос) послужили постоянные и очень острые конфликты с запорожскими казаками12 (после разгрома Запорожской сечи - 1775 г. они также эмигрировали в Подунавье13). Количество некрасовцев, оставшихся в Добрудже, не могло быть значительным14.
   Вместе с тем, Н.И.Надеждин в середине XIX века писал о том, что Игнат-казаки населяют три огромные слободы на Правобережье Дуная: Сарикёй, Славу и Журиловку, в которых по меньшей мере живет восемь тысяч душ15. (Причем об этом пишет Н.И.Надеждин, у которого, по сравнению с прочими авторами, приводится наиболее четкое разграничение между некрасовцами и липованами). О пребывании некрасовцев в районе г. Тульчи (Правобережье Дуная) в 1863-64 годах свидетельствует описание А.И.Герцена деятельности И.Кельсиева и собственных впечатлений о встрече с атаманом некрасовцев - Гончаром, который в 1863 году приезжал из Тульчи в Париж16. Сведения о пребывании на Правобережье Дуная в XIX веке большого количества некрасовцев возможно объясняются тем, что липоване в этом районе, который долгое время принадлежал Турции, называли себя казаками, поскольку казаки на турецкой территории пользовались рядом привилегий17.
   Некрасовцы, оставшиеся в районе Нижнего Дуная в меньшинстве, постепенно оказались поглощены значительно преобладающими по численности липованами. Именно так можно объяснить то, что в исторических источниках18 переселенцев из Сарикёй, Славы и Журиловки, основавших в начале XIX века на Левобережье Дуная села Старую и Новую Некрасовку, Журавлевку и пополнивших население г. Измаила, называют некрасовцами, в то время как по данным наших полевых исследований жители всех этих поселений считают себя липованами. Переселенцы из тех же сел Добруджи и из Гамидии (азиатская Турция), вернувшиеся в Россию в первой половине XX века и обосновавшиеся в Новонекрасовском, Новопокровском и Потемкинском хуторах Краснодарского края, также называются липованами19. В наши дни потомками казаков-некрасовцев осознают себя только переселенцы из Бин-Эвле или Мандроза (о. Майнос, азиатская Турция), которые после возвращения на родину живут в Новонекрасовском хуторе Краснодарского края и в Ставропольском крае. Сбор фольклорных и этнографических материалов в хуторе Новонекрасовском, в котором некрасовцы и липоване живут в непосредственном соседстве20, а также встреча с казаком-некрасовцем Л.В.Туминым21, подтвердили наше предположение о том, что липоване и некрасовцы представляют собой различные этнические группы22.
   Сопоставление исторических фактов свидетельствует о том, что подавляющее большинство русского населения Подунавья составляли липоване23. Часть некрасовцев, оставшихся в Добрудже, по-видимому, не могла избежать ассимиляции. Сходная ситуация (в плане преобладания липован над некрасовцами) сложилась с 1950 года в Новонекрасовском хуторе Краснодарского края24, и в будущем интересно будет выяснить ее исход. Сейчас уже не соблюдаются некрасовцами прежние законы и уклад жизни, которые значительно отличали социальную организацию их бытия (например, "казачий круг"). Поэтому можно предположить, что ассимиляция некрасовцев в Новонекрасовском хуторе в современных условиях произойдет довольно быстро - к концу XX века. Однако в XVIII-XIX веках, когда некрасовские обычаи были еще в силе, почти полное растворение некрасовцев среди липован могло произойти только при их минимальном количестве. В наши дни для того, чтобы обнаружить следы присутствия некрасовцев в Подунавье, необходимо специальное исследование.
   Преобладание в Подунавье липован, даже при наличии возможной ассимиляции незначительных групп некрасовцев в некоторых населенных пунктах, на наш взгляд, не дает оснований называть их некрасовцами дунайской ветви. Вывод о том, что дунайские липоване не являются некрасовцами, могут подтвердить результаты предпринимаемого ниже сравнительного изучения их культурных и, в частности, музыкальных традиций.


   В основу исследования положены материалы экспедиций Одесской консерватории, проведенных под руководством автора в 1978-1981 годах в Килийском и Измаильском районах Одесской области, а также материалы, полученные в результате экспедиции автора в хутора Новонекрасовский, Потемкинский и Новопокровский Приморско-Ахтарского района Краснодарского края. Кроме того, использованы материалы экспедиций Московской консерватории (руководитель И.К.Свиридова) к некрасовцам Ставрополья (1963 и 1966 годы) и сведения о песенном репертуаре некрасовцев, любезно предоставленные автору музыковедами А.Н.Ивановым и В.Н.Медведевой.
   Определение фактов, свидетельствующих о взаимодействии культурных традиций липован и некрасовцев, представляет значительную сложность. Во-первых, в фольклористической литературе, так же как и в исторической, некрасовцы и липоване не разделяются25. Во-вторых, в литературе, посвященной фольклору липован, отсутствует анализ материала на уровне традиций отдельных населенных пунктов. Эти причины в условиях островного расселения липован и при наличии контактов с некрасовцами, существенно затрудняют дифференцированное изучение традиций обеих этнических групп и соответственно выявление результатов их взаимодействия.
   Необходимой предпосылкой исследования историко-культурных связей липован и некрасовцев является разделение их культурных и, в частности, фольклорных традиций. Поэтому первоочередной задачей перед нами стало размежевание традиций ряда населенных пунктов Левобережья Дуная (села Новая и Старая Некрасовка, Муравлевка Измаильского района, Мирное, Приморское, г. Вилково Килийского района Одесской области - см. схему-карту 1) и Приморско-Ахтарского района Краснодарского края (хутора Новонекрасовский, Новопокровский, Потемкинский - см. схему-карту 2) и выделение таких групп поселений, где культура липован и некрасовцев представлена в относительно чистом виде.
   Как уже указывалось, сегодня некрасовцами осознают себя лишь переселенцы из поселений Мандроз (Турция), обосновавшиеся в Новонекрасовском хуторе Краснодарского края, а также в Ставрополье. Особенно отчетливо размежевание между ними и липованами обнаруживается в хуторе Новонекрасовском Краснодарского края, в котором некрасовцы и липоване проживают вместе, но в то же время обособленно, поскольку осознают свою принадлежность к разным группам. Поэтому целесообразно сравнить культурную традицию липован с традицией некрасовцев, проживающих в указанных населенных пунктах. Такого рода сравнительному анализу предшествовало детальное исследование культуры и, в частности, музыкально-песенного творчества липован Подунавья, в результате которого удалось установить общность традиций ряда населенных пунктов, таких как Старая и Новая Некрасовки, Муравлевка, Мирное, Приморское, Вилково. Общими оказались последовательность и содержание сцен свадебного обряда, типовые напевы свадебных песен и похоронного голошения, напевы целого ряда песен, представляющих собой стабильную основу репертуара липованской свадьбы, а также ряд песен других жанров26.
   Материал, которым мы располагаем, позволяет выявить различия между традициями липован некрасовцев на уровне свадебного обряда и его песенного репертуара, манеры исполнения, диалекта и лексики, женского костюма.
   Существенно отличается свадебный обряд27. Так, в некрасовской свадьбе отсутствует обычай попечения каравая, поэтому на дарах подносили только сыр и вино: "Дружко наливаеть два стакана вина, кладеть два куска сыру и кланяет нас, теперя он с нами идеть отцу матери несеть". Между тем, на Дону, откуда мигрировали некрасовцы, положено было на дарах подносить вино с караваем и сыром28. Подношение в некоторых традициях только каравая или только сыра является, видимо, трансформацией более древнего обычая, согласно которому важнейшей пищей в свадебном ритуале были каравай и сыр. Это находит отражение в свадебных текстах, например: "Сыр, каравай принимайтя, а молодых одаряйтя"29.
   Далее, у некрасовцев нет девичника. На второй день свадьбы (в первый день происходило сватовство или заручение - специальных названий этот этап свадьбы у некрасовцев не имеет - осмотр хозяйства или дома жениха, а вечером в доме у невесты собиралась молодежь) вечером выкупали косу и забирали невесту к венцу. Венчание, таким образом, происходило поздно вечером, ночью или даже на заре - в зависимости от того, как долго торговались за косу.
   Еще одна особенность некрасовской свадьбы заключается в том, что во время "даров" (третий день) над молодой устраивают "комарики"30. Такой обычай в существующих описаниях русской свадьбы локальных различных традиций, насколько нам известно, не был зафиксирован.
   Значительно отличается песенный репертуар некрасовской свадьбы, как в поэтическом, так и музыкальном отношении. Среди свадебных песен некрасовцев есть всего лишь одна из тех, которые обязательно входят в свадебный репертуар каждого липованского поселения, т.е. являются наиболее стабильной его частью, ядром (см. табл.1). Присутствие в некрасовской свадьбе большого количества лирических песен (более 50%) может свидетельствовать об определенной степени трансформации их свадебного обряда31.
   На различия в манере пения некрасовцев и липован указала некрасовка Тумина Татьяна Евлампиевна: "У липован мотив другой, с подкриком, а у нас с подтяжкой". Под "подкриком" она имела в виду форшлаги, которые характерны для партии верхнего подголоска (см. пример № 1).
   Отличительным признаком некрасовской традиции являются также некоторые особенности диалекта и женский костюм. В целом диалект некрасовцев относится к южнорусскому типу и поэтому много общего имеет с языком липован32. Но ряд характерных особенностей, типичных, кстати, для речи донских казаков, являются его отличительной чертой. В первую очередь обращает на себя внимание особое произношение шипящих согласных. Например: ишшем (ищем), извошшик (извощик), в шшоку (в щеку), ешшо (еще), тешша (теща), пейсьчь (печь), крийшить (кричит) по-койщечачьему (по-кочетячьему, т.е. как кочет), койшет (кочет). Характерными являются также следующие грамматические особенности: старикох (стариков), казакох (казаков), смеисси (смеёшься), грызесси (грызешься, ругаешься).
   Что касается женского костюма и, в частности, головного убора, то он совершенно не похож на липованский. Сначала некрасовки одевали "кавук" (валик), затем "шмычку" (кичку), завязывали "связку" (лобная повязка), а сверху особым образом, так, чтобы один конец свисал сбоку, повязывали большой платок (2,5 м). В торжественных случаях надевали много драгоценностей и золота, причем золото было в таком количестве, что женщины, по словам Туминой Т.Е. с большим трудом выдерживали его тяжесть. Например, "на дары" молодая надевала "кукошник", расшитый "земчугом", "катавур" - пояс с серебряной пряжкой, в центре которой два драгоценных камня. К связке над ушами булавкой прикалывались золотые украшения "тряпкями серьги", а к ним еще прикреплялась цепь, на которой в несколько рядов подвешивались золотые монеты - "чаргунцы". Общая для липован и некрасовцев часть головного убора - платок, тем не менее, имеет разные названия. У липован - "шалька", "шалейка", а у некрасовцев - "ширинка".
   Проведенный анализ свидетельствует о значительном различии песенного репертуара свадьбы, свадебного обряда, диалекта, деталей женского костюма некрасовцев и липован. Это позволяет рассматривать традиции как самостоятельные ветви, выросшие на древе русской народной культуры.
   Выявив различия между некрасовской и липованской традициями, можно перейти ко второму этапу нашего исследования - поиску следов некрасовской традиции в липованских поселениях Подунавья. Под таким углом зрения вновь обратимся к анализу культурной традиции липован Подунавья.
   В обследованных населенных пунктах свадьба липован играется одинаково, но в некоторых из них все же имеются кое-какие отличия. Например, в Новой и Старой Некрасовках, Муравлевке, так же как и у некрасовцев, отсутствует обычай испечения каравая. В Муравлевке были зафиксированы два варианта свадьбы33. Причем в одном из них косу выкупали не утром в день венца (что обычно для липованской свадьбы), а накануне вечером, в день девичника. Такое смещение могло произойти в результате влияния некрасовской свадьбы, в которой, как уже отмечалось, девичника не было, косу же выкупали вечером и сразу после этого забирали невесту к венцу.
   На существование разных свадебных обычаев в Сарикёй указала Астахова Анна Евпсиховна, ныне жительница хутора Новонекрасовского. В Сарикёй, так же как и в Муравлевке, косу выкупали вечером в день девичника, но дальнейший ход событий мог быть различным. "У нас две части было", - рассказывает Астахова. Одни "беруть к себе, а у других - "с девчатами она остается и ночуеть, а потом зарей приходивають за ней, за невестой, уже беруть ее, к венцу ведуть"34. Сведения, сообщенные А.Е.Астаховой, подтверждают факт совместного проживания липован и некрасовцев в с. Сарикёй, откуда липоване затем мигрировали на Левобережье Дуная и в Новонекрасовский хутор Краснодарского края. Следовательно, присутствие элементов свадебной традиции некрасовцев в свадебном обряде указанных липованских сел можно рассматривать как результат взаимодействия их традиций.
   Как уже отмечалось, песенный репертуар свадьбы некрасовцев и липован не совпадает. Вместе с тем анализ музыкального материала позволяет обнаружить некоторые точки соприкосновения.
   Общим является типовой напев, который у липован сочетается с текстами корильных припевок (см. примеры №№ 2а, 2б). От некрасовцев он записан с текстами "Идуть сваты в хату" и "Братец татарин". Близкое мелодическое родство некрасовского и липованского вариантов очевидно и не требует комментариев. Вместе с тем следует отметить, что данный напев встречается среди свадебных песен и других русских локальных традиций35, поэтому сходство некрасовского и липованского вариантов скорее свидетельствует об общих корнях этих традиций, нежели об их взаимодействии.
   Близким мелодическим вариантом некрасовской свадебной песни "Как пришла ко мне сващунька" является свадебная песня "При последнем часу вечера", записанная в с. Муравлёвка. Еще один вариант этой некрасовской песни был записан нами от липован в Новонекрасовском хуторе Краснодарского края с текстом "И к нам сваха приехала" (см. примеры №№ За, 3б).
   Мелодический оборот, типичный для начала каждой мелодической строфы песни "Как пришла ко мне сващунька", устанавливается со второй строфы. Аналогичным образом начинается песня липован "При последнем часу вечера". Однако, начиная с конца второго такта, напевы совпадают лишь в самых общих своих чертах (в примерах сходство отмечено квадратными скобками). Во-первых, их строфы имеют разную продолжительность звучания (в песне "Как пришла ко мне сващунька" - 10 + 11 сч. ед., а в песне "При последнем часу вечера" - 8 + 9 сч. ед.) и, соответственно, различную слогоритмическую структуру (см. Схему 1). Именно поэтому квартовый мелодический оборот, завершающий первую половину строфы песни "При последнем часу вечера" имеет иное метроритмическое строение. Во-вторых, в основе мелодического развития данных песен лежат различные ладозвукорядные структуры (см. Схему II а, б). Этим объясняются, в частности, различия мелодического рисунка в середине первой половины строфы. В песне "При последнем часу вечера" в указанных тактах появляется ангемитонный оборот - трихордовая попевка в кварте, которая является типичным элементом мелодики песен как липован, так и некрасовцев. Причем для песен липован характерно соединение двух ангемитонных квартовых попевок на основе принципа секундовой переменности. Таково, например, ладовое строение одного из типовых свадебных напевов липован (см. пример № 4). В основе мелодического развития второй половины строфы этого напева лежит ангемитонная квартовая попевка, крайние звуки которой (до-фа) приобретают на время значение опорных, в результате чего происходит смещение опорной квартовой интонации на секунду вниз, т.е. возникает явление ладофункциональной переменности. Аналогичная форма строфы и тождественный принцип ладофункциональных связей присущи песне "При последнем часу вечера". Таким образом, можно предположить, что "При последнем часу вечера" - это некрасовская песня, которая претерпела изменения под влиянием песенной традиции липован. Вариант, записанный от липован в Новонекрасовском хуторе (см. пример № 3в) сочетает в себе признаки напевов обеих вышеуказанных песен, т.е. и липованской, и некрасовской. С некрасовской песней его объединяет слогоритмическое строение строфы, частичное совпадение звуковысотного контура, но в то же время очевидно мелодическое родство между двумя липованскими песнями (см. 2-3 такты примеров 2б и 2в), которое обусловлено близким сходством ладовых структур, лежащих в основе обоих напевов.
   Среди необрядовых песен, часть которых приурочена к свадьбе, совпадений несколько больше36: "Василь ты мой, василечек", "Трава моя, травушка", "Ты голымба, голымба моя" (у липован - с зачином "Ты ж кудрявчик, кучерявчик молодой"), "Сторона ли ты моя сторонушка", "Силен, силен комарюшек" (у липован - с зачином "Бежить речка не всколыхнеть"), "На желтом песочку растут три садочка" (у липован - "Во лесочку растут три садочка"). В музыкальном отношении в большей или меньшей степени совпадают почти все перечисленные песни37. К наиболее близким относятся варианты песни "Сторона ли ты моя" (см. примеры №№ 5а, 5б). Различия в запеве демонстрируют разные варианты перехода от нижнего опорного тона к верхнему (см. такты 1-2), которые, в принципе, возможны даже в разных строфах одной песни.
   Характерной особенностью запева некрасовской песни является опора на ангемитонный звукоряд, сохраняющаяся до конца первой половины строфы. При наличии близкого мелодического родства обеих песен существенно отличается фактура многоголосия. В песне липован верхний голос представляет собой сольный подголосок. Его функциональное значение особенно очевидно во время звучания песни, будучи контрастным в регистровом отношении, он звучит значительно более резко, напряженно38. В песне некрасовцев многоголосие гетерофонного типа.
   Близкое мелодическое родство обнаруживают также песни "Ты ж кудрявчик, кучерявчик молодой" и "Ты голымба, голымба моя" (см. примеры №№ 6а, 6б). Их сопоставление свидетельствует о том, что поэтический текст некрасовской песни "Ты голымба...." начинается с десятой строфы, а незначительные отличия ее мелодии, звучащей в унисон, являются результатом синтеза двух голосов.
   Некрасовский вариант песни "Трава моя травушка" начинается со второй строфы - "Хожу я, хожу по зеленой травке" (см. примеры №№ 7а, 7б.). Сходство звуковысотного контура этих песен, несмотря на мелкие вариантные изменения, определяет наличие в обоих напевах одинаковой последовательности опорных тонов, образующей остов данной мелодии (в примерах эти тоны отмечены кружочками).
   Две из указанных нами ранее песен ("Василь ты мой василёчек" и "Силен, силен комарюшек") в исполнении некрасовцев представляют собой как бы свернутые варианты тех же песен липован. В первой ("Василь ты мой, василёчек") вдвое сокращена строфа за счет отсутствия повторов (см. примеры №№8а, 8б). "Силен, силен комарюшек" является вариантом песни липован "Бежить речка не всколыхнешь"39 (см. примеры №№ 9а, 9б). Однако в отличие от песни "Бежить речка...", которая имеет двух строчную строфу, некрасовский вариант является по сути однострочным. О том, что в данной песне была двухстрочная строфа, свидетельствует только повтор строки поэтического текста. Сравнение с песней липован показывает, что напев некрасовского варианта образуется путем сочетания отдельных интонаций из песни "Бежить речка не всколыхнеть" (см. 1-й, 4-й и 7-й такты). Близкий мелодический вариант этой песни, опубликованный А.М.Листопадовым, имеет двухстрочную строфу40. Это позволяет думать, что именно такое строение строфы является нормой для данной песни.
   Все варианты, записанные от липован, отличаются ярко выраженным многоголосным складом, а те же песни, коллективно исполняемые некрасовцами, имеют октавную или унисонную фактуру с чертами слабо выраженной гетерофонии41.
   Характерно, что все песни, совпадающие с некрасовским репертуаром, зафиксированы в Старой и Новой Некрасовках и Муравлевке Измаильского района, г. Вилково Килийского района Одесской области и хуторе Новонекрасовском Краснодарского края (в двух других липованских поселениях - Мирном и Приморском - они отсутствуют).
   В г. Вилково от липован была записана былина "Женитьба Хотена Блудовича" (см. пример № 10), которая ныне, по имеющимся у нас сведениям, в репертуаре некрасовцев отсутствует. Однако по своему стилю она во многом соответствует некрасовской былинной традиции. Словесные описания Ф.Тумилевича и А.Листопадова42, а также единичные записи, сделанные Т.Сотниковым и А.Листопадовым43, свидетельствуют о том, что былина некрасовцев - это хоровая лирическая песня, имеющая 11, 15, 25, максимум 30 стихов. Наш вариант, в отличие от известных публикаций северных вариантов данного сюжета44, также имеет неполный текст и цепную двух строчную форму поэтической строфы, что обусловлено традицией хорового исполнения45. Это дает возможность предположить, что данная былина могла попасть в репертуар липован от некрасовцев. Однако запись еще одной былины "Как у нашего царя и Владимира"46 (см. пример №11), сделанная в поселении, где контакты с некрасовцами отсутствовали (с. Мирное) побуждает отказаться от нашего первоначального предположения о заимствовании. Обе липованские былины очень близки между собой по стилю. Общим является лирико-эпический характер напева и принципы организации музыкально-поэтической строфы: двухстрочная цепная строфа состоит из четырех фраз, достаточно явно разделенных цезурами (в обоих примерах исключение составляет первая строфа). В основе метроритмического строения всех четырех фраз лежит одна слогоритмическая формула47. Сходными являются также и принципы ладовой организации: смещение опоры происходит в конце второй или третьей фразы. Таким образом, скорее можно говорить о единстве былинного стиля липован и некрасовцев, который вполне соответствует характеристике, данной Б.Добровольским былинам, зафиксированным в южных районах и в среднем Поволжье - "эпические песни с былинным сюжетом"48.
   В частности, в трех из пяти опубликованных былин некрасовцев49 имеют место аналогичные принципы организации строфы, обнаруженные нами в былинах липован: двух строчная форма, наличие цезур, разделяющих былинную строку на полустишия (в результате чего тип стихосложения приобретает смешанные черты тоники и силлабики). Причем, так же как и в былине "Женитьба Хотена Блудовича" наиболее типичным элементом структуры поэтического текста является пятисложник. Именно он определяет слогоритмические формулы, лежащие в основе метроритмического строения напевов этих былин (см. схему III). И, наконец, былина некрасовцев "Ой у молодца голова болит" и былина липован "Женитьба Хотена Блудовича" имеют совершенно одинаковое слогоритмическое строение (см. схему IV).
   Липоване и некрасовцы, как уже указывалось, эмигрировали из России приблизительно в одно и то же время. Однако результаты нашего анализа говорят о том, что липоване сохранили богатый репертуар обрядовых свадебных песен, а в свадебном обряде некрасовцев преобладают лирические песни. Некоторые песни некрасовцев в отличие от тех же песен липован имеют сокращенную песенную строфу (Василь ты мой, василечек" и "Силен, силен комарочек") и неполный поэтический текст ("Хожу я, хожу по зеленой травке" и "Ты голымба, голымбушка моя"). Для хорового пения липован характерно многоголосие подголосочно-полифонического типа, а у некрасовцев преобладает унисонное и октавное многоголосие с чертами слабо выраженной гетерофонии.
    Все это свидетельствует о том, что музыкально-песенная традиция некрасовцев развивалась своим особым путем50.
   Подтверждением сказанного может служить сопоставление трех вариантов песен "Трава моя травушка" и "Ой ты хмель, ты мой хмель": один из них записан от липован, второй - от некрасовцев, а третий - в исполнении донских казаков. Это сравнение показывает, что более близкими в мелодическом отношении оказываются варианты липован и донских казаков (см. примеры № 7(а, б, в), 12 (а, б, в)).
   Вполне возможно, что ряд песен некрасовской традиции, исчезнувших в результате ее трансформации, можно обнаружить путем сравнения репертуара липован из тех населенных пунктов, где обнаружены следы некрасовцев, с репертуаром донских казаков. Например, среди песен, опубликованных А.М.Листопадовым, есть вариант весенней карагодной песни "Месяц по небу, царь по городу"51, записанной в с. Старая Некрасовка (см. примеры №№ 13а, 13б). Кроме опоры на ангемитонный звукоряд их объединяет наличие единой слогоритмической структуры, принцип ритмического строения которой (пятидольник с удлинением центральной средней доли) оказывается близким слогоритмическому строению липованской песни, связанной с вождением карагода "стрела" (см. пример № 14 и схему V). А.М.Листопадов не указывает, каким образом исполнялась опубликованная им песня. Возможно, она была связана с весенним вождением "крыла" - карагода, который сохранился в традиции некрасовцев и по форме вождения52 совпадает со "стрелой" липован.
   В поисках следов некрасовской культурной традиции в населенных пунктах Подунавья мы основное внимание уделили анализу свадебного обряда и музыкально-песенного творчества. Однако не менее важным этнодифференцирующим компонентом культурной традиции является язык. Наши наблюдения, имеющие самый общий характер53, свидетельствуют о целесообразности специального исследования диалекта и лексики дунайских липован и некрасовцев в плане их сравнения.
   В заключение суммируем наши выводы:
   1. В процессе сравнительного анализа культурных традиций липован и некрасовцев нами выявлены различия в содержании и структуре свадебного обряда, песенном репертуаре свадьбы, фактуре многоголосия, деталях женского костюма, диалекте. Эти различия служат основанием для утверждения, что липоване и некрасовцы представляют собой различные этнические группы.
   2. В ряде населенных пунктов липован (таких как Старая и Новая Некрасовки, Муравлевка, Вилково) обнаружено незначительное число песен, которые в мелодическом отношении близки песням некрасовцев, а также отдельные черты свадебного обряда некрасовцев и некоторые особенности их лексики и диалекта. Это может свидетельствовать о том, что в результате контактов липован и некрасовцев на Нижнем Дунае в данных населенных пунктах имело место взаимодействие их культурных и, в частности, фольклорных традиций.
   3. Результаты данного исследования свидетельствуют о том, что в Подунавье живут липоване, а не некрасовцы, как утверждается в исторической и фольклористической литературе.
   Комплексный подход к анализу культурных традиций с учетом фактов, являющихся объектом изучения музыкальной фольклористики помогает прояснить вопросы, связанные с происхождением компактных этнических групп, находящихся в условиях миграции.

top of document

1. Пользуясь понятием "этническая группа", которое в этнографической литературе трактуется неоднозначно, мы не считаем необходимым вдаваться в терминологические тонкости и имеем в виду лишь то, что "...многие этносы, в первую очередь крупные, не представляли в недавнем прошлом или не представляют и теперь нечто полностью монолитное в языково-культурном отношении и состоят из этнографических или этнических групп". (Бромлей Ю.Б., Козлов В.И. Предварительные замечания к главе 1: Этнические процессы как предмет исследования // Современные этнические процессы в СССР. Изд.2, М., 1977)
2. Особая заслуга в изучении фольклора некрасовцев принадлежит Ф.Тумилевичу: Тумилевич Ф.В. Песни казаков-некрасовцев. Ростов-на-Дону, 1947; Тумилевич Ф.В. Русские народные сказки казаков-некрасовцев. Ростов-на-Дону, 1958.
3. Имеются в виду песни, опубликованные А.М.Листопадовым и Т.Сотниковым: Листопадов А.М. Песни донских казаков, т.4. М., 1953; Сотников Т. Русские народные песни казаков-некрасовцев. М.-Л., 1950.
4. Впервые вопрос о необходимости изучения культурной традиции липован был поставлен А.Р.Волковым в 1964 году (См. Труды VII Международного конгресса антропологических и этнографических наук, т.2, М., 1971, с.728-733). Вслед за выступлением А.Р.Волкова появились публикации румынских фольклористов: Зеленая моя вишенка. Собрание песен липован, проживающих в Румынии. Сост. М.Маринеску. Бухарест, 1978; Винцелер А.Е. Свадебный обряд у липован. Сов. этнография, 1968, № I, с.139-147. В отечественной фольклористике имеется единственный сборник песенных текстов, записанных от липован, проживающих в Молдавии: Русская народная песня в Молдавии. Сост. Р.Богомольная, Кишинев, 1968.
5. См.: Соколова А.К. Музыкально-песенная традиция липован Украинского Подунавья (к проблеме ареального исследования фольклора) Дисс. ...канд. искусствоведения. Рукопись. К., 1984.
6. См.: Тумилевич Ф.В. Песни...; Бачинский А.Д. Некрасовские поселения на Нижнем Дунае и в Южной Бессарабии // Материалы по археологии Северного Причерноморья. Одесса, 1971, с.159-163.
7. См.: Винцелер А.Е. Указ. соч., с.139.
8. Например, в разных статьях одного издания одна и та же компактная группа называется по-разному: в одном случае - липованами, а в другом - некрасовцами: Сборник правительственных сведений о раскольниках. Т.1. Лондон, 1860, с.185, 155-165.
9. См.: Бачинский А.Д. Указ. соч., с.160.
10. См.: Бачинский А.Д. Указ. соч., с.160.
11. По свидетельству путешественника Босковича, побывавшего в Сарикей (Правобережье, о.Разсельм) в 1761-62 годах, здесь уже жили "липоване в количестве 150 домов" (Цит. по указанной статье А.Винцелер). А по сведениям Н.И.Надеждина, которые относятся к первой половине XIX века, Сарикей - это огромная слобода (более 600 домов), одно из наиболее крупных поселений Игнат-казаков (См. Надеждин Н.И. О заграничных раскольниках // Указ. соч. Сборник правительственных сведений..., с.125).
12. См.: Дупулеску И. русские колонии в Добрудже // Киевская старина, год VIII, Т.ХХIV, 1889, с.332. Видимо, по этой же причине часть липован перебирается в липованское поселение Соколинцы на Буковине. Другие же возвращаются на Левобережье Дуная, ставшее русской территорией, и основывают села Старую и Новую Некрасовки, Муравлевку, пополняют население г. Измаила (см. Сборник правительственных сведений..., с.154, 125), а также уходят вслед за некрасовцами вглубь турецкой территории, где недалеко от поселения майносских некрасовцев основывают селение Гамидия.
13. В настоящее время потомки запорожских козаков живут, в частности, в г. Вилково Одесской области (гирло Дуная), который разделяется на две части по этническому признаку: в одной части живут потомки запорожских козаков, а в другой - липоване.
14. Максимальную цифру об общей численности некрасовцев приводит А.Ригельман - до восьми тысяч (История или повествование о Донских казаках А.Ригельмана. 1778 г. М., 1846, с.268). Из них: в среднем около четырех тысяч человек проживало в майносском поселении Бин-Эвле (исходя из имеющихся данных о том, что в нем была тысяча домов), три тысячи казаков, обосновавшихся недалеко от Мраморного моря, были отправлены турецким султаном на войну в Азию и назад не вернулись, большое количество некрасовцев из указанного района погибло во время Греческой революции (Надеждин Н.И. Указ. соч., с.127). Кроме того, по утверждению некрасовца Л.В.Тумина, часть некрасовцев еще осталась в Турции (Полевые записи автора. Краснодарский край, 1981 г.).
15. См.: Надеждин Н.И. Указ. соч., с.125.
16. Герцен А.И. Былое и думы. // Собр. соч.: в 5-ти т. Т.5. М., 1893, с. 196-207.
17. Садык М. Указ. соч., с.609. В настоящее время казаками называют себя липоване, живущие в г. Вилково (Одесская обл.).
18. Скальковский А.А. Некрасовцы, живущие в Бессарабии // Журнал Министерства внутренних дел, 1844, ч.8; Надеждин Н.И. Указ. соч.; Бачинский А.Д. Указ. соч.
19. Хутор Новонекрасовский основали казаки-некрасовцы в 1912 году. Около 1950 года здесь же поселяются липоване, выехавшие из сел Добруджи (Сарикёй и Каркалиу (Камень)). Хутор Новопокровский был основан в 1921 году также переселенцами из сел Добруджи (Сарикёй, Славы и Малых Дунавцев). В 1924 году рядом с Новопокровским хутором липоване, выехавшие из Турции (с.Гамидия), образовали хутор Потемкинский. Новопокровский и Потемкинский слились вместе и в настоящее время являются одним населенным пунктом. Данные сведения были получены нами во время экспедиции в Краснодарский край в 1981 г.
20. Это было обнаружено во время нашей экспедиции и подтверждает возможность совместного проживания некрасовцев и липован в населенных пунктах Подунавья.
21. Тумин Леон Васильевич 1901 г.р. Родился в Турции в с.Мандроз. Живет в Новонекрасовском хуторе Приморско-Ахтарского района Краснодарского края с 1913 года. Помогал Ф.В.Тумилевичу, принимая активное участие в собирательской работе. В частности, именно благодаря ему от замкнутых "жестокосердых" казаков-некрасовцев удалось получить ценную информацию и исторические реликвии, хранящиеся ныне в Музее Истории Донского казачества.
22. В частности, Л.В.Тумин утверждал, что липоване никогда не были казаками. Отношения между некрасовцами и липованами были довольно натянутыми. Некрасовцы "дражнили липован дунаками, называли их хохлы-музланы. Всю времю их старики ругали, потому как хвостом за некрасовцами ездили". Живя по соседству на о. Майнос, некрасовцы и липоване между собой не общались. (Полевые записи автора, указ. экспедиция).
23. Тем более что в первой половине XIX века в этот район продолжался приток липован, которые до тех пор жили на землях Слободской Украины (Садык М. Указ. соч.)
24. По приблизительным данным в 1981 году в этом хуторе проживало около 65 некрасовцев, из них 26 человек пожилого возраста. Общее число жителей хутора составляло 415 человек. (Полевые записи автора, указ. экспедиция).
25. Так, в имеющейся единственной публикации текстов песен некрасовцев материал излагается в соответствии с точкой зрения ее автора - Ф.Тумилевича - о том, что липоване - это дунайская ветвь некрасовцев, поэтому вперемешку опубликованы песни как собственно некрасовцев (переселенцев с о. Майнос), так и липован. Причем, об этом можно узнать лишь косвенным путем из комментариев к песням, где указывается место записи. Среди песен некрасовцев, опубликованных А.М.Листопадовым, есть песни (т.2, №№ 70, 74а, 115; т.3, № 126), записанные в Новопокровском хуторе, в котором, как оказалось, живут только липоване. Смешивает липован и некрасовцев также Н.Кауфман, считая липован, проживающих на территории Болгарии казаками-некрасовцами. Опубликованный им песенный материал полностью соответствует нашим записям, сделанным в населенных пунктах липован Подунавья (Кауфман Н. Песни казаков-некрасовцев // Сов. музыка, 1968, № 11).
26. См. указ. диссертацию
27. Репортажи о свадебном обряде липован и некрасовцев в расшифровке автора помещены в приложении к указ. диссертации.
28. Броневский В. Описание Донской Земли, нравов и обычаев жителей // СПб., 1834, ч.З, с.211.
29. Листопадов А.М. Указ. соч. Т.5. М., 1954, с.287.
30. Суть этого обычая состоит в том, что родственники со стороны молодой, прежде чем принять стакан вина и одарить молодых, заставляют выполнять свои прихоти: требуют, чтобы молодая провела мужа за нос, за ухо, ударила его по щеке, а потом привела к тому, кто заставил это сделать, чтобы молодой сказал, что не сердится и поцеловал своего нового родственника. Если молодой хмурился, то его заставляли залезать под стол и кричать по-петушиному и т.д.
31. Можно предположить, что замещение обрядовых песен лирическими произошло вследствие особых условий, в которых складывалась собственно некрасовская традиция. Как известно, некрасовцы были выходцами из различных донских станиц (Ригельман А. Указ. соч., с.90, с.95) и, соответственно, могли являться носителями локальных различных традиций.
32. Особенности диалекта липован, охарактеризованного в указанной диссертации, свидетельствуют о его принадлежности к южнорусскому типу
33. Рассказ о свадебном обряде записан на фонограмму. Архив ЛФ Одесской консерватории, шифр фонограммы - ОГК 81-8.
34. См. диссертацию автора, приложение № 7.
35. См. Пьянкова С. Свадебные песни родины Глинки. М., 1977, № 16. Нами этот напев записан от переселенцев из Курской губернии в с. Введенка Саратского р-на Одесской области (шифр песни в архиве Лаборатории фольклора Одесской консерватории - ОГК82-4-29).
36. При объяснении этого факта нельзя исключать и того, что в числе некрасовцев могли быть переселенцы из тех же мест, откуда первоначально мигрировали липоване. Поскольку, как известно, среди некрасовцев были не только донские казаки, но и беженцы из разных мест России. Об этом см.: Тумилевич Ф.В. Русские народные сказки... Вступительная статья.
37. Исключение составляет последняя песня. Это, возможно, объясняется тем, что она записана в обоих случаях в сольном исполнении, причем в одном случае - в женском, а в другом - в мужском.
38. В нотации регистровый контраст мало заметен, так как для музыканта-теоретика или инструменталиста интервалы терции и квинты не ассоциируются с разными регистрами. В народной певческой практике контраст зависит от расположения интервала в звуковой шкале. В певческом диапазоне народных исполнителей переходным звуком в верхний регистр является "фа" первой октавы.
39. За исключением начальных строф поэтический текст обеих песен почти полностью совпадает.
40. Листопадов А.М. Указ. соч. Т.4, № 125.
41. Наши наблюдения в отношении фактуры многоголосия некрасовских песен отличаются от существующих в музыкальной фольклористике двух противоречащих друг другу суждений. Так, А.М.Листопадов отмечает, что некрасовцы сохранили многоголосие, характерное для донской исполнительской традиции (Листопадов А.М. Песни казаков некрасовцев // А.М.Листопадов. Песни донских казаков, 1953, т.4, с.31). А.Т.Сотников, который записывал песни в том же Новонекрасовском хуторе и почти в то же время (А..Листопадов в 1940 году, а Т.Сотников в 1946 году), пишет о том, что "некрасовцы не знают многоголосия. Однородный хор поет всегда в унисон, а смешанный хор - в октаву" (Сотников Т. Русские народные песни казаков-некрасовцев, 1950, с.4). Мы полагаем, что обе приведенные точки зрения слишком категоричны.
42. Тумилевич Ф.В. Песни... с.18; Листопадов А.М. Песни донских казаков, т.4. М., 1953, с.28.
43. Сотников Т. Указ. соч., №№ 11, 13, 16, 18; Листопадов А.М. Песни донских казаков, т.1, ч.1, М., 1949, № 41.
44. Былины / Сост. Б.М.Добровольский, В.В.Коргузалов. М., 1981, № 8, 49, 63; Русские народные песни Карельского Поморья. Л., 1971 ("Жило-было на почестном на пиру").
45. Подробнее об этой былине см.: Соколова А.К. Дунайский вариант былины "Женитьба Хотена Блудовича" // Русский фольклор, вып. 23, 1985. с.119-122.
46. Неполный поэтический текст не позволил нам установить ее сюжет.
47. Так, в былине "Как у нашего царя и Владимира" метроритмическое строение определяет формула, историю которой прослеживает В.И.Елатов. Он называет ее П-ритмосинтагмой (В.И.Елатов. По следам одного ритма. Минск, 1974). В чистом виде в былинах В.И.Елатов эту формулу не обнаружил, однако достаточно убедительно показал ее связь с темой богатырского воинского подвига. Слогоритмическое строение данной былины подтверждает правомерность его концепции.
48. Добровольский Б.М. Новая запись былины в Горьковской области // Русский фольклор, вып. 2, 1957, с.272-276.
49. Сотников Т. Указ. cоч., №№ 11, 18; Листопадов А.М. Указ. соч., т.1, ч.1, № 41.
50. Частично то же самое констатирует А.М.Листопадов, сравнивая некрасовскую традицию с донской. Отмечая ряд общих черт, он, в то же время, обращает внимание на то, что "в текстах донских и некрасовских вариантов сохранилось больше сходства, нежели в напевах". В ряде песен совпадает только ритмическое строение, а напевы отличает "меньшая мелодическая подвижность и сравнительно меньшая развитость" (Листопадов А.М. Указ соч., т.4, с.30-31).
51. В публикации А.М.Листопадова данная песня имеет другой поэтический зачин - "Ай вдарили колколы, вдарили звонкие": А.М.Листопадов. Песни донских казаков, т.4, 1953, № 167.
52. Иванов А., Медведева В. Вопросы анализа песенных жанров в традиции некрасовских казаков // Современное состояние казачьей песенной традиции...: Тезисы конференции. М., 1983, с.54.
53. Так, например, в г. Вилково, так же как и на Дону лодка называется "каюк", каналы - "ереками". В одной из песен, записанной в с. Старая Некрасовка, в слове "печь" шипящая "ч" произносится типично по-некрасовски - "пейсьчь". Шифр фонограммы - ОГК80-15-3.