повернутися до розділу ПЕРСОНАЛІЯ


   Антон Ровнер
Уникальный творческий путь Алемдара Караманова
   Караманов является одним из тех композиторов, которые будто бы не идут в ногу со временем. Продолжая развивать позднеромантическую тенденцию в музыки, он находится вне своего времени, тем самым создает свой собственный временной контекст и ставит под сомнение гегемонию тех или иных тенденций в области музыки и искусства, доказывая, что художник как индивидуальность сам должен создавать (и создает) свою собственную тенденцию, которая и ха-рактеризует его время. Автор 24 симфоний, крымский отшельник Караманов, много лет почитавшийся лишь в кругу немногочисленных друзей, в последнее время становится более известным и его музыка начинает чаще звучать в концертных залах и появляться на компакт дисках.
   Алемдар Караманов родился в Симферополе 10 сентября 1934 г. Его отец - Сабит Темель Кагырман (руссифицированная версия фамилии - Караманов), турок по национальности, был репрессирован в 1944 г. и сослан в Сибирь, откуда не вернулся. Его мать, Полина Сергеевна, русская, была заведующей библиотеки. Караманов рано проявил способности к музыкальной композиции, начав сочинять в возрасте пяти лет и написав первую оперу в девять лет. Он учился в детской музыкальной школе по классу фортепиано, затем окончил Симферопольское музыкальное училище. В 1953 году он поступил в Московскую консерваторию по классу композиции С.С Богатырева и по классу фортепиано В.А.Натансона, затем в аспирантуре с 1958 по 1963 гг. по клессу Д.митрия Кабалевского и Тихона Хренникова. С раннего возраста симфонический жанр определился в его твор-честве как лидирующий. За десять лет учебы в Московской консерватории Ка-раманов успел написать свои первые десять симфоний. В большей степени они написаны солидным, традиционным, романтическим языком, продолжающей в большей мере традицию Мясковского. Из его ранних симфоний особенно выде-ляется его Седьмая симфония, "Лунное море", написанная очень романтиче-ским музыкальным языком с красоными, импрессионистическими образами и изысканной оркестровкой.
   В начале 60-х годов Караманов вырабатывает авангардное письмо и ста-новится наряду с Андреем Волконским, Шнитке, Денисовым и Губайдулиной в ряды первых авангардных композиторов в Советском Союзе. Его любимые композиторы в то время - Кшиштоф Пендерецкий, Луиджи Ноно и Ианнис Ксенакис (по словам его современников, он много часов в день "пендеречил" за фортепиано). Авангардный период в творчестве Караманова был коротким - с 1962 по июль 1964 года, но в это время им были созданы многие интересные сочинения, включая Девятую и Десятую симфонию, фортепианную музыку (Пролог, Мысль и Эпилог, Музыку для фортепиано №1 и №2, 19 Концертные фуги, Этюды для фортепиано), а так-же камерную музыку (Музыку для скрипки и фортепиано, Музыку для виолончели и фортепиано и т.п.). Им были также написаны два любопытных вокальных сочинения: "Когда ты проходишь мимо", поэма для тенора и фортепиано на стихи Л. Асмапура, а также трехчастный цикл "Преступление в Гренаде" для голоса и ансамбля на стихи Антонио Мачадо-и-Руиса.
   Авангардная музыка Караманова использует свободную атональность и сонорные инструментальные эффекты, изысканные полифонические приемы, а также яркие, драматические выразительные средства, которые потом лягут в основу его тональной музыки. Караманов использовал то, что Ю. Холопов определяет как "несерийная додекафония", т.е. когда "музыка достигает эф-фекта серийно-додекафонной, но без применения повторности серийных ря-дов". Особено наглядный пример этого стиля - короткий, трехчастный цикл для фортепиано "Пролог, Мысль и Эпилог". В "Прологе" и "Эпилоге" сочетает-ся резко диссонантная, атональная гармония, полифоническое мышление и яр-кие сонористические эффекты для фортепиано. "Мысль", центральная часть цикла, играющая роль основного стержня для двух других частей, наиболе ко-роткая и драматическая, сонористически яркая, наделена блистательными эф-фектами кластеров, восходящих и нисходящих по диапазону фортепиано, соз-дающая эффект драматического романа в микрокосме короткого сочинения. "Музыка для фортепиано №1 и №2", написанная композитором в то же время, в начале 60-х годов, использует новейшую сонористическую технику для инстру-мента и наделена насыщенным музыкальным драматизмом и эпическими, пове-ствовательными качествами.
   Караманов, примкнув к группе авангардных композиторов, подставил себя под аттаку властей, проводивших идеологическую кампанию против но-вых течений в музыке. Уже в последний год аспирантуры, на выпускном экзамене, у Караманова оказались неприятности за свою Девятую симфонию. После окончания аспирантуры для него закрылись возможности исполнения и напечатания его музыки в Москве. Не имея места где жить и работать в Москве, Караманов решил бросить столичную жизнь и вернуться домой в Симферополь.
   В то же самое время, в последний год жизни в Москве, Караманов обра-щается к вере, становится христианином. По возвращению в Симферополь он принимает крещение и посвящает свое музыкальное творчество религиозной тематике. Главной идеей его творчества, по его словам, становится "музыкальная религия". Как пишет Ю. Холопов о ситуации тех лет "Бог, Иисус Христос - еще большие враги для режима чем Булез и Веберн". Открытия христианства дало Караманову толчок для отхода от авангардных тенденций в музыке. Он вырабатывает новый тональный, неоромантический музыкальный стиль. Почти полностью отказавшись от жанров фортепианной и камерной музыки, Караманов целиком посвятил себя симфонической и вокально-симфонической музыке.
   Вернувшись в Симферополь, Караманов стал вести затворническую жизнь монаха, почти ни с кем не общаяась и не распространяя свою музыку. Гармонический язык его нового музыкального стиля можно назвать "расширен-ной диатоникой" - т.е. смешением ладов, например, мажорного и минорного и полигармоническими наслоениями, когда, например, большая и малая терция сочетаются в тризвучии, образуя соединение "мажор-минор". Стилистически, эта музыка становится близкой музыке Рахманинова и Скрябина, хотя в ней присутствует ярко выраженное индивидуальное начало, особенно в плане бли-стательной оркестровки, сочетающей традиционные и новаторские тенденции.
   Караманов твердо верит в уникальность своей личности и своего музы-кального таланта. Он убежден, что его музыка является откровением свыше и что миссия его творчества в том, чтобы изобразить глубину сущности христи-анства. Он выражает свои мысли весьма неординарным языком: "Я человек, у которого не будет последователей... Так и будет стоять эта странная фигура: как какой-нибудь Кришна или Христос. Потому что в моей музыке живет полнота космического восприятия: звезды, планеты, разреженный воздух. В моей музы-ке звучит открытый космос." Композитор открыто декларирует, что его музыка вдохновлена свыше: То, что написано мной, - пишет он, - "было написано по откровению. Я действительно получил откровение с небес и очень тщательно, осторожно, бережно обращался с этим материалом: он такой простой и ясный, такой мощный и светлый". Караманов считает себя прямым переемником русской симфонической музыкальной традиции, в первую очередь, Рахманинова и Скряби-на - двух композиторов, чья музыка очень родственна его музыке - а также Прокофьева и Шостаковича. После этих композиторов он видет себя как следующее звено в этой традиции. Вот что он по этому поводу говорит: "Моя музыка абсолютно самобытна и непрестанно привлекает к себе, в то время, как о музыке Рахманинова и Скрябина это нельзя сказать. ...Все это устарело, все прошло, музыка устала. Вообще классическая музыка, вся без исключения, устала. Ее надо на какое-то время забыть или, по крайней мере, дать ей отдохнуть. Надо играть и слушать мою музыку, она ни-когда не устанет, поскольку рождена религией. Она оттуда! Воплощая эти мо-гучие формы, она сама становится могучей."
   Среди многих увлечений Караманова, в частности, его увлечение летаю-щими тарелками, НЛО и инопланетянами. Об этом он увлеченно разговаривает и читает множество разной литературы. Многими другими примерами игры воображения увлекается Караманов, что, вероятно, содействует его творческой жизни и написанию симфоний и других грандиозных окрестровых и вокальных произведений. Об этой оригинальной стороне его жизни хорошо известно в Симферополе и, наверное, потому в его честь был назван астероид, открытый в Крымской астрофизической обсерватории 6 сентября, 1980 г., который числится под номером 4274 - спустя много лет, 1 сентября, 1993 г. сотрудники Крымской обсерватории ей дали имя "Караманов".
   Но возвратимся к музыкальному аспекту личности Караманова. Итак, главной темой музыки Караманова является христианская тематика. Углубляясь в православную традицию, композитор, тем не менее не замыкается в ней, а отдает должное всем крупным религиям, распознавая в них соприкосновения с опытом православия. Особенно увлекает его индуизм. В 1965-66 гг. он создает цикл из четырех симфоний, "Совершишася" (полное название: "Совершишася во славу Богу во имя Господа Иисуса Христа"). Этот цикл из четырех симфоний в котором присутствуют десять частей, каждой из которой было дано название, изображающее жизнь, смерть и воскресение Иисуса Христа, как это описано в четырех Евангелиях.
   В цикле "Совершишася" уже присутствуют все основные качества зрелого Караманова. Музыка полностью диатоническая по гармонии, романтическая по духу, наделенная ярко выразительной гармонией. Хотя эту музыку нельзя назвать литургической по своей сути - она вполне светская - тем не менее, в ней присутствуют ртчетливо выраженные религиозные качества. В этом цикле определяется сдержанное, сосредаточенное настроение, которое одновременно достаточно экстравертно выразиительно и даже декларативно. Особое качество, придающее ему религиозный оттенок, это изобилие секвенциальных повторов заметно вычурных, запоминающихся тематических ячеек и, в первую очередь, гармонических прогрессий. Эта повторность создает эффект, свойственный состоянию молитвы и медитации, сопутствующий попытке входа в более высокое состояние ума. В то же самое время присутствуют весьма красочные эффекты, которые больше ассоциируются со светской жизнью, с земным эмоциональным опытом. Это сочетание "земного" и "небесного" придает этой музыке особый индивидуальный почерк.
   В то же самое время Караманов пишет несколько вокально-симфониче-ских сочинений в жанре католической религиозной музыки: Stabat Mater (1967 г.) и Реквием (1971 г.). В 1968 году он пишете свой Третий фортепианный кон-церт Ave Maria, являющий собой диалог между Девой Марией и Архангелом Гавриилом. Вторая, медленная часть этого сочинения с ее медитативными пов-торами ритмо-тематических ячеек в секвенциях, представляет собой молитву, обращенную к Божией Матери, просящую о Божьей благодати. По словам Караманова эту музыку можно сравнить с заклинанием древне-египетских жрецов для привлечения дождя - хотя с христианской позиции, нужно осознать это как духовный дождь. Здесь присутствует элемент повторности - партия фортепиано повторяет в секвенциях единную тематическую ритмически-подчеркнутую ячейку, в свою очередь создавая эффект молитвы и медитации. Первая и третья части концерта более экстровертные по настроению, порой несущие лирическое настроение, а местами драматически накаляющиеся до громких всплесков оркестра, которые тоже можно оценить как жалобную молитву во время беды.
   В 1970-х годах Караманов создает еще один цикл из двух симфоний под названием Et in amorem vivificantem (И во любовь животворящую), а затем семнадцатую симфонию Америка по случаю двухсотлетней годовщины американского государства. Последнюю автор все еще не оркестровал, так как у него была идея, что оркеструет он ее только тогда, когда получит заказ из Америки, хотя в нынешние времена мы знаем, что это более чем наивное предположение.
   Во второй половине 1970-х годов Караманов пишет одно из самых зна-чительных своих сочинений - цикл из шести симфоний (18-ая по 23-я) "Бысть", вдохновленную сюжетами из книги Откровения Иоанна Богослова. Эти шесть симфоний последовательно описывают весь сюжет Апокалипсиса, и наделены соответствующими названиями: (18) "Любящу ны" (19) "Кровию агнчею" (20) "Блажении мертвии" (21) "Град великий" (22) "Бысть" и (23) "Аз Иисус". Эти симфонии образуют кульминацию музыкального стиля Караманова, здесь он достигает апогея своих музыкальных, драматических качеств и религиозного свойства своей музыки. Здесь трансформируются, достигая апогея все те свойства, присутствующие в предыдущих сочинений - сочетание внутреннего молитвенного сосредоточения в виде секвенционных повторов, внешнего, экстровертивного драматизма и яркой красочности и внешней выразительности - последняя проявляется в первую очередь за счет изысканной инструментовки. Эти симфонии, каждая из которых описывает соответствующий эпизод из Апокалипсиса, не следуют тексту буквально, а наделенные риторическими качествами библейских пророков, сами вещают музыкально драматическим языком.
   Чтобы обойти советскую цензуру, Караманов эзоповски замаскировал этот симфонический цикл под официозные, советские названия. Весь цикл был им назван "Поэмой победы", а названия индивидуальных симфоний им были даны такие: (18) "Путями свершений", (19) "Победе рожденной". (20) "Великая жертва", (21) "Всего превыше", (22) "Возмездие" (23) "Возрожденный из пепла". Несмотря на казенное качество ложных названий, они, тем не менее, не нарушают сюжетности каждой из симфонии цикла. В советское время, хотя все шесть симфоний были закуплены Музфондом, исполнены были только две симфонии - 20-ая и 23-я под закамуфлированными названиями. В 1982 году оркестр Всесоюзного радио под управлением Владимира Федосеева исполнил 20-ю и 23-ю симфонии. Это было одно из немногих исполнений музыки Караманова в то время, после чего его музыка была опять предана забвению. Сам Караманов после 1984 года в течение почти десяти лет ничего не писал, прервав свое молчание только в 90-х годах.
   Только с конца 80-х годов его музыка опять зазвучала в концертных залах. В 1989 году профессор Московской консерватории, Вера Горностаева устроила концерт в Малом зале консерватории, где ее ученики исполнили все три фортепианных концерта Караманова в фортепианном сопровождении. Сам Караманов, приехавший на этот концерт из Крыма, в конце концерта выступил с речью, в которой он объявил: "Прослушав свои сочинения, я хочу процитировать Библию: "И увидел Бог что создал, и сказал: это хорошо"". Потом он объяснил свои смелые слова: "Я знаю что я не Бог. Тем не менее, поскольку мою музыку столько лет не исполняли, я сам стал сомневаться, нужна ли она людям или нет. Теперь, услышав ее в живом исполнении, я вижу что я не зря ее писал, и что она все-таки нужна".
   После 23-й симфонии музыка Караманова отходит от религиозной тематики. В 1983 году он написал ораторио "Легенда-быль Аджимушкая" (катакомбы в Керчи) для солистов, хора и оркестра на слова Б. Сермана, следуя историческим и легендарным сюжетам Крыма. Этой же тематике посвящена его 24-ая симфония "Аджимушкай", написанная в том же 1983 г. В 1994 он написал Мистерию "Херсонес", посвященную 2500-летию города Херсонеса, для исполнения на раскопках в амфитеатре Херсонеса на открытом воздухе. В планах композитора - написать седьмую симфонию к циклу "Бысть" - назвав ее "Николай - Кришну", в которой будут сочетаться христианские и индуистские религиозные мотивы - дань святому Николаю, а также и индуистской тематике.
   С 1991 года музыка Караманова звучит чаще - и в России и за рубежом. В 1991 г. Караманов посетил Чехословакию, где в Праге были исполнены его сочинения, включая фуги для фортепиано. В 1992 году он написал гимн Республики Крым, который в том же году стал официальным гимном Крыма. Музыку Караманова в последние годы исполняют в Москве, в Нижнем Новгороде (и там и там - под управлением дирижера Владимира Зивы), а также в Киеве (под управлением дирижера Федора Глущенко и Владимира Сиренко) и в Крыму. Правительство Украины наградило Караманова двумя крупнейшими премиями - Премиями имени Тараса Шевченко и Государственной премией Украины. Караманов также является членом Союза композиторов России, так как в России его также считают своим композитором и исполняют его музыку на крупных симфонических концертах. Его Stabat Mater было исполнено в Баку в начале 1990-х годов. В последнее время прозвучали почти все симфонии из цикла "Бысть" (кроме 21-ой - "Град великий") В последнее время молодая пианистка и музыковед, Елена Клочкова, занимающаяся творчеством Караманова и активно пропагандируя его, начала давать концерты фортепианоой музыки, где она исполняет фортепианные опусы Караманова. Были исполнения его симфонических и фортепианных сочинений в Европе - в частности, в Англии и во Франции. В Англии вышел компакт диск с его 20-ой и 23-ей симфонией. В Крыму в 1993 году создан благотворительный фонд имени Караманова, а несколлько лет спустя создан конкурс молодых пианистов имени Караманова. Его музыка притягивает к себе молодых композиторов и музыковедов. Тем не менее, многие из его симфоний и вокально-симфонических произведений остались не известными. Некоторые из них все еще находятся на стадии клавиров-дирекционов, так как он до сих пор их не оркестровал - это ему еще предстоит сделать в будущем. Сам композитор продолжает жить уединенной жизнью в Симферополе и писать музыку, независимо от меняющейся судьбы его имени и его музыки - подвергается ли она забвению или должному признанию, композитор остается верен себе и продолжает идти по намеченному пути. Придет время и для тех его сочинений, которые до сих пор не исполнены - со временем и они прозвучат в концертных залах и получат должную оценку и признание слушателей - современников композитора великого смирения и дерзания.

top of document