повернутися до розділу ТЕОРІЯ...


   МАЧЕЙ ЖУЛТОВСКИ
МУЗЫКА В КОНЦЕ ТЫСЯЧEЛЕТИЯ
   Чтобы рассмотреть такую важную проблему надо быть музыкологом. Я не музыколог и поэтому позволю себе несколько мыслей, правильность которых может быть предметом дискуссии.
   Во первых: разве конец второго тысячeлетия является такой паузой, чтобы было время на подведение итогов?
   Во вторых: если это так, то имеем ли мы дело с кризисом культуры?
   В третих: есть ли предвестники чего-то нового, что только что родится?
   Я мог бы ответить на эти вопросы следующим образом: очередные исторические эпохи, в том числе в культуре, отделяли от себя важные исторические события, условно конечно. Oбе мировые войны обозначили начало того, что мы воспринимаем как современность. Есть ли сегодня что-то такое, что историки будущего назовут важным событием? Наверно, подобные вопросы задавали себе люди в конце первого тысячелетия. Угрожали им концом мира, приходом Антихриста, кризисом европейской культуры. Западный мир затаил дыхание в дни перехода из тысячелетия в другое тысячелетие. Но ничего, буквально ничего не произошло в тысячном году. А что было потом? Внезапный расцвет романской архитектуры, науки, исскуства и культуры. Европейское общество вновь затаило дыхание. Осень средневековья была прекрасной…
   А что мы имеем сегодня? Если мы можем говорить о кризисе и важных событиях, то они были связаны с первой половиной ХХ века. А может, апокалипсис уже был? Послушаем Т.В.Адорно, написавшего в 1948 г., что кризис музыки ХХ века есть одним из аспектов кризиса культуры, углублённого результатами, которые принесла с собой рождённая буржуазией промышленно-техническая революция.
   Именно Адорно пишет о Новом Конформизме, о том, что история современного музыкального движения является историей распада, историей возврата в традиционность, что отход от реализма в современном изобразительном исскустве вызван боязнью перед механическим произведением - фотографией, в музыке перед включением её в орбиту "промышленной культуры" - звукового фильма, радио и рекламы. Этот же Адорно пишет о Фальшивом Музыкальном Сознании - упадке всех критериев ценности и бездуховности музыки, проявляющихся в поддержке дилетантства. Пишет об Интелектуализме и Безразличии новой музыки лишённой жизненной позиции, безразличии духовности как средства без цели, и в конце концов безразличии культуры, где заказ становится культурной обязанностью. "Философия Новой Музыки" является поразительной, потому что всё ещё актуальна. Исходя из этого, апокалипсис уже был, а кто-то ошибся с обозначением концов того или этого тысячелетия. Что же произошло после этого апокалипсиса? Что нового принесла вторая половина ХХ века? Я утверждаю, что взгляды Адорно актуальны. Означает ли это, что кризис не закончился? Кто знает, во всяком случае, явления, описанные этим философом, всё ещё повторяются. Массовая культура, этот механический продукт, всё также сталкивает на обочину элитную новую музыку. Музыка в представлении большенства людей ассоциируется исключительно с МТВ, а если попадётся кто-то, мнящий себя меломаном, то музыка оканчивается для него на Пуччини или Рахманинове.
   А сама новая музыка, является ли всё также радикальной? И здесь наша проблема. Вот так и нет. Композиторы всё чаще избегают радикализма, пытаясь найти способы выражения высокой культуры простыми средствами. После модернизма крайне структурной серийной музыки, сонорных поисков, экспериментов эмоционально-выразительных музыкального хеппенинга и инструментального театра, пришла эпоха творцов, называющих себя постмодернистами. Наступил отход от поисков. Всё, что было возможным, оказалось открытым: все возможные звуки, генерированные музыкальными инструментами, и все возможные другие звуковые эффекты. Дальше пути не было. Дальше оставалось только отсутствие звука и музыки - тишина. Но и это уже было - 3'44'' Кейджа. После этого периода "Бури и Натиска" композиторы как бы устали. Появилась потребность не только сохранения достигнутого уровня, но также сравнения его ценности с великими произведениями прошлого - великая проба синтеза.
   Так называемые постмодернисты делятся на настоящих - знающих значение мастерства и знаний, опирающихся на историко-техническую основу, - и на псевдонастоящих - маскирующих своё неумение и небольшой талант лже-современным, но модным языком примитивного минимализма или слащавого псевдо-тонального романтизма. Другие ещё, кроме этого, скрываются под прикрытием таинственности своего гения, интригуя кажущейся интелектуальной глубиной, которая часто оказывается пирамидой чистой бессмыслицы. Целый наш современный музыкальный мир обескураживает своей разнообразностью: затвердевшие авангардисты, а также консерваторы, которые ни на ноту не отошли от старых, добрых образцов девятнадцатого века, постмодернисты, ищущие великого синтеза, и скрывающиеся в их рядах постмодернисты-халтурщики. Не вижу тут кризиса. Ведь это творческая магма. Только подумал ли кто-то о слушателе…
   Вторжение техно, диско, хип-хоп и рэп, многими пренебрегаемое, может быть симптомом перехода европейской культуры во что-то новое. Может быть, это и есть новое, желанное всеобщее исскуство, авангард ХХI века? В эпохе всеобщего доступа к информации, эпохе интернета нельзя уже говорить только о европейской культуре и всех явлениях, относящихся к её кругу. Европа утратила свою гегемонию даже на своей территории! Культура Африки, Азии, Европы и других континентов, музыка первобытных народов, вновь открываемая под видом "фольк" народная музыка наших стран сливается в мешанину World Music, где сложно отделить такие старые европейские понятия как: серьёзная музыка, эстрадная или современная музыка. Достижения мирового технического прогресса, прежде всего в области информации определяют сегодня новую культуру. Даже самые уважаемые институты - филармонии, часто с многолетней традицией, рекламируют себя в интернете. Композиторы помещают на своих страницах фрагменты произведений. В каждую минуту, не выходя из дома, можно получить информацию на тему индуской теории ритма и заказать компактный диск с записями североамериканских эскимосов. Последняя ночь "Промс" из Лондона транслировалась телевидением всего мира, а если даже и нет, то что мне стоит нацелить свою антенну на одного из многих сателлитов, окружающих нашу всё уменьшающуюся планету. Дорогие Дамы и Господа - надо уже проснуться!!! Уже рассветает!!!

top of document